Месихи Яхья

Le Chevalier sans peur et sans reproche.

Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
yahya_mesihi

Чей Крым? Чей Севастополь? Если ты веришь в Бога, то знаешь, что «вся земля Божья». Если ты гуманист и веришь в Человека, то знаешь, что земля принадлежит тем, кто на ней сейчас постоянно живет. С самого начала Крымского «дела» 2014 года я ждал, что кто-то в Украине или в России вспомнит про цикл написанный участником крымской войны, Львом Николаевичем Толстым, севастопольские рассказы. Ждать больше не могу, пишу сам. Севастопольские рассказы, наверно первая ласточка, предвещающая, что молодой офицер Толстой все еще не разделяющий такие понятия как патриотизм и любовь к родине, все же напишет в 1900 году свою знаменитую статью на тему патриотизма. Критическую статью. С самого начала великий классик демонстрирует нам славу русского оружия. Русские солдат и офицеры проливают кровь за русский город за спинами. Каждая строка всех трех частей пропитана искренней любовью к Родине, жалостью и состраданием к тому, что переживают офицеры, солдаты и штатские на войне. «Союзники» в течении всего цикла рассказов это враги, просто враги, фигурки с оружием обстреливающие осажденный город, штурмующие укрепления, убивающие и калечащие героев рассказа. Внимание им уделено не большее, чем уделили бы вы внимание толчкам, пиши вы статью или рассказ о землетрясении. Все внимание на людях, своих людях, русских людях. Но кто эти люди? Багаев, Пест, Жвадческий, Непшитшетский, Угрович, не упомянутый у Толстого Кошка? Да, они, как и Багратион – русские солдаты и офицеры. И Севастополь, безусловно, в этом смысле город русской славы. И в этом свете неважно по большому счету, в какой государственной надстройке он будит находиться Крым, важно как. Как эта земля, пропитанная кровью героев украинского, русского, татарского и других этносов меняет подданство. Память тех, кто погибал на войне описанной Л.Н. Толстым, память героев отдавших жизни в войнах последовавших после, их память оскорбляет, на мой взгляд, то, что одни их потомки отняли землю у других их потомков под шумок нестроений в доме последних. Память героев оскорбляет то, что русские люди больше гордятся не тем, что эта земля в их руках (ее никто и не отнимал), а тем, что они утерли нос «французам». Они не любят родину, а ненавидят врага, причем врага, которого и нет совсем, но даже если он и есть, то это не Украина и не украинец. И кем бы он ни был, я еще и еще раз хочу обратить ваше внимание на то, что Толстой фокусируется на «своих», а сегодняшние патриоты Росси больше смотрят на врага. Им важно, какой враг плохой, им важно кто именно враг, им необходимо, что бы был враг. В этом и отличие человека, который любит родину и патриота. Один любит родину, другой ненавидит врагов. Настоящие русские люди любят свою родину и ее часть — Крым! Настоящие русские люди помнят героев и их подвиги, совершенные в Крыму за Россию, помнят каждого, не смотря на нацию. И им наверно жутко стыдно. Стыдно за то, что принадлежащую им по праву Родину для них украли, опозорив ее славную историю однажды уже запятнанную депортацией татар. А главное для кого и у кого украли? Она и так всегда была их, эта земля, неважно под каким знаменем. Однотонным красным, двуцветным украинским или триколором империи. Громче всех Крым наш, с чувством, что это тот самый Крым, та самая родина, которую надо любить и уважать сказали в Киеве, когда не отдали приказа стрелять, сказали в Москве, когда вышли на Марш Мира. Крым был и будет русским, украинским, татарским. Но рано или поздно от туда всегда выгоняли оккупантов. И я не могу найти слов, что бы передать, какое оскорбление нанесли русской истории те, кто сделал оккупантом на этой земле российских солдат и офицеров.
Честь имею.

P.S. Вот слова о «патриотке» из «севастопольских рассказов»:

«До нас газеты доходят ужасно поздно, а хотя изустных новостей и много, не всем можно верить. Например, знакомые тебе барышни с музыкой рассказывали вчера, что уж будто Наполеон пойман нашими казаками и отослан в Петербург, но ты понимаешь, как много я этому верю. Рассказывал же нам один приезжий из Петербурга (он у министра, по особым порученьям, премилый человек, и теперь, как в городе никого нет, такая для нас рисурс, что ты себе представить не можешь) — так он говорит наверно, что наши заняли Евпаторию, так что французам нет уже сообщения с Балаклавой, и что у нас при этом убито двести человек, а у французов до пятнадцати тысяч. Жена была в таком восторге по этому случаю, что кутила целую ночь, и говорит, что ты, наверное, по ее предчувствию, был в этом деле и отличился…»

Фабрика Мысли


  • 1
  • 1
?

Log in